Бородинская битва

Дата - 26 августа 1812
Место  -  у Бородино

Итог - тактическое и моральное  превосходство русских войск, не получившее развития и не сказавшееся немедленно на ходе войны вследствие неблагоприятной стратегической обстановки на август 1812 года.


Русская армия (Кутузов, Михаил Илларионович)  110 000 чел - регулярные войска; 624 ор.; 10 000 - 20 000 ополчения
Потери  39 тыс. в армии и 1 - 1.5 тыс. в иррегулярных войсках

Французская армия при поддержке союзников (Наполеон I)
130 000 - 135 000 чел - регулярные войска; 587 ор; ок. 15 000 нестроевых солдат.
Потери от 50 тыс. до 60 тыс. чел.

Бородинское сражение - крупнейшее сражение Отечественной войны 1812 года между русской армией (главнокомандующий М. И. Кутузов) и французской армией Наполеона I 26 августа (7 сентября) в районе села Бородино, в 124 км к западу от Москвы. После оборонительного сражения с превосходящими силами Наполеона, завершившегося в пользу русской армии, М. И. Кутузов принял решение продолжить отступление ввиду сохранявшейся неблагоприятной оперативной и стратегической обстановки, в которой происходило Бородинское сражение.

      1. Общее описание Бородинского сражения

 

Шевардинское сражение и расположение войск перед Бородинским сражением обозначены на схеме. Первоначальный план Наполеона, заключавшийся в обходе левого фланга 2-й армии по Старой Смоленской дороге и оттеснении русской армии в район слияния Москвы-реки и Колочи, был сорван, после чего Наполеон нанёс фронтальный удар по 2-й армии силами корпусов Даву, Нея, Жюно и резервной кавалерии Мюрата с целью прорвать её оборону в направлении дер. Семёновское с вспомогательным ударом силами 1 дивизии на дер. Бородино. Французские войска, имея 1.5 — 2-кратное превосходство в силах, несколько раз отбрасываемые и преследуемые до своих позиций значительно меньшими силами русских, к полудню ценой огромных потерь взяли передовые позиции левого крыла русских войск — флеши. Отход главных сил левого крыла на основные позиции обусловил отступление русских войск на Старой Смоленской дороге с целью ликвидации разрыва фронта. Наступление французских войск на главные позиции левого крыла за оврагом семёновского ручья было отбито, а резервы были скованы манёвром лёгкой и казачьей конницы, вышедшей на тылы армии Наполеона. В 2 часа дня Наполеон перенёс главный удар на центр русской армии, создав против него решительное численное превосходство и сосредоточив здесь отборные части тяжёлой конницы (В отражении третьей атаки на батарею Раевского со стороны русских принимали участие: 6-й пех. корпус Д. С. Дохтурова в составе 7-й и 24-й пех. дивизий — всего 8539 чел; 4-й пехотный корпус А. И. Остермана-Толстого — 11-я и 23-я пех. дивизии, всего 9950 чел; 2-й (Ф. К. Корф) и 3-й кав. корпуса (в его же подчинении) — по 2,5 тыс. чел; часть сил 5-го пех. корпуса — 6 батальонов и 8 эскадронов. Общая численность войск: ок. 21.5 тыс. пехоты и 5.6 тыс. конницы. Наполеон сосредоточил для атаки: 3 пехотные дивизии — Морана, Жерара, Брусье — ок. 19 тыс. чел; 3 кав. корпуса — Латур-Мобура, Коленкура (заместившего Монбрена), Груши — около 10.5 тыс. конницы; Итальянскую гвардию (около 7 тыс. пехоты и конницы); часть сил Молодой гвардии (14 батальонов). Итого св. 40 тыс. человек. Численность подразделений указывается штатная. Ко времени начала атаки многие подразделения с обеих сторон понесли существенные потери. Бородино. изд. «Советская Россия», 1975. с. 17 — 37).  В результате французские войска ценой огромных потерь, особенно в кавалерии, взяли штурмом батарею Раевского, однако при их попытке развить наступление против центра русских войск силами двух кавалерийских корпусов последние были отброшены.
            «Кутузов вынудил Наполеона применить превосходную французскую конницу в лобовых атаках в условиях страшной тесноты поля боя. В этой тесноте большая часть французской конницы погибла под русской картечью, под пулями и штыками русской пехоты, под клинками русской конницы. Потери французской конницы были настолько велики, что Бородинское сражение в истории называют „могилой французской конницы» (В. В. Прунцов. Бородинское сражение. М, 1947).

 Резервы, остававшиеся у Наполеона, не были введены в сражение из за вероятной угрозы их истребления, усмотренной Наполеоном. Таким образом, французские войска, продвинувшись на 0.5 — 1 км, были остановлены русскими войсками на всех направлениях.

Бородинское сражение, планировавшееся Наполеоном на значительную глубину с важной ролью флангового обхода 2-й армии корпусом Понятовского, в действительности явилось совокупностью кровопролитнейших фронтальных боёв, непосредственно на линии обороны левого крыла русских войск, в которых были обескровлены главные массы французских войск. В ходе этих боёв обе стороны попеременно атаковали и обороняли флеши, причём французские войска, захватывая флеши, обороняли их в невыгодном положении, так как подвергались контратакам с незащищённого и уязвимого для орудийного огня тыла флешей. Попытка Наполеона изменить характер сражения путём разгрома русских войск в центре имела аналогичный результат: ожесточённое сражение за батарею Раевского привело ко взаимному истреблению сил обеих сторон. Атака Курганной высоты силами лучшей части французских войск - тяжелой конницы явилась наихудшим для французской армии решением, которое только можно было принять, но после боев за флеши у Наполеона уже не было других способов продолжать сражение. Занявшие, вследствие численного превосходства, батарею Раевского французские войска оказались неспособны к развитию наступления.
  
Вопрос о точном ходе сражения остаётся открытым из за несоответствия как отечественных рапортов о сражении (наиболее известные расхождения — в рапортах К. Ф. Толя, М. Б. Барклая-де-Толли, А. П. Ермолова), так и из-за несоответствия отечественных и французских свидетельств о времени и количестве французских атак. Наиболее убедительная версия сражения о шестичасовом сражении за флеши опирается на хронологию, представленную К. Толем и с французской стороны подтверждённую Ф. Сегюром (В качестве достоверного и независимого свидетельства в пользу длительных боёв за флеши можно привести свидетельство английского генерала Роберта Томаса Вильсона (1777—1849), участника Бородинского сражения, находившегося при ставке Главнокомандующего русской армии. Уже в 1813 г., то есть до становления отечественной традиции описания сражения, вышло первое издание его книги «''Повествование о событиях, случившихся во время вторжения Наполеона Бонапарта в Россию и при отступлении французской армии в 1812 году''». В этой работе решающий бой за флеши и ранение Багратиона отнесены к 1-му часу дня. См. Роберт Томас Вильсон. Ук соч. М.: РОССПЭН — 2008, 494с. ст. 140).

Несмотря на преимущество в оборонительном сражении под Бородиным, русская армия была вынуждена возобновить отход. Причины отхода заключались:
* В значительных потерях, которые, при существенном численном превосходстве противника (понёсшего не меньшие потери) в начале сражения определили сохранившееся неблагоприятное для русской армии соотношение сил к концу сражения. Данная точка зрения является распространённой, однако есть свидетельство того, что Кутузов, уже после известия о потерях, намеревался продолжать сражение и отменил решение только в связи с подходом к Наполеону подкреплений, изменивших соотношение сил:(http://www.museum.ru/1812/Library/Grunberg2/index.html П. Н. Грюнберг. "Главнокомандующий приказал…завтра возобновить сражение (новый документ о Бородинском сражении))


''Главнокомандующий всеми армиями усмотрел, что неприятель в сегодняшнем сражении не менее нас ослабел и приказал армиям стать в боевой порядок и завтра возобновить с неприятелем сражение…'' (''Записка М. Б. Барклая де Толли К. Ф. Багговуту от 26 августа'')

* В принципиальной невозможности для русской армии восполнять потери за счёт обученных пополнений, каковой возможностью, создававшей принципиально неравное соотношение сил, обладал противник. Уже 27 августа (8 сентября) к главным силам Наполеона присоединилась 6-тыс. дивизия Пино, а 11 сентября — дивизия Делаборда (всего в двух дивизиях — 11 тыс. человек);); Общая численность дивизий и резервных батальонов, находившихся на подходе к Наполеону составляла около 40 тыс. человек. («Бородино», ст. 108. М.,Советская Россия, 1975).
* В стратегическом плане ведения войны М. И. Кутузова, не собиравшегося оборонять Москву и считавшего ненужным генеральное сражение за Москву. Соответствующая оборонительная тактика Кутузова в Бородинском сражении была подчинена этому плану и имела целью сохранить армию в генеральном сражении, на которое Кутузов пошёл вследствие требования всех слоёв российского общества. /См. ниже/

           2. Результат Бородинского сражения

Результатом Бородинского сражения является совокупность двух фактов, достоверность которых не подлежит сомнению:

1) Тактические приобретения французcкой армии, обусловленные действиями Наполеона, сосредоточившего мощную группировку на направлении удара.

2) Демонстрация русскими войсками безоговорочного превосходства над французскими войсками  в плане общей боеспособности, в т.ч. в стойкости и воинском мастерстве ( ''моральная победа''), исходящая из срыва намерений Наполеона по решительному разгрому русской армии силами, фактически имевшими превосходство в численности над русскими войсками в 2 раза и более. Отнесение данного факта к результату битвы обусловлено тем, что именно означенное превосходство русских войск по мнению Льва Толстого привела к победе в войне:

         "Прямым следствием Бородинского сражения было беспричинное бегство Наполеона из Москвы, возвращение по старой, Смоленской дороге, погибель пятисоттысячного нашествия и погибель Наполеоновской Франции, на которую в первый раз под Бородиным была наложена рука сильнейшего духом противника"

        2.1. Тактическая победа

Материальные результаты сражения (без учёта моральной победы русской армии) — бо'льшие потери французских войск и отражение их наступления существенно меньшими силами, огневое преимущество русской артиллерии, сложившееся во второй половине дня, бесплодность территориальных приобретений французов, самоистребительная лобовая атака французской конницы на курганную высоту - своего рода "жест отчаяния Наполеона"   —  обозначают тактическую победу русской армии в Бородинской битве.

Бородинское сражение, подобно сражению при Нови для французской армии, имело со стороны русских ярко выраженный оборонительный характер. При существенном численном превосходстве французской армии в начале битвы (более чем на 20 тыс.) /см. ниже/, более быстрый расход французских войск привёл к тому, что к концу битвы разница в численности свежих войск сократилась до 10 тыс.(Согласно энциклопедии «Отечественная война 1812 года», в резерве Наполеона сохранялись Старая и большая часть сил Молодой Гвардии — ок. 18 тыс. человек; в резерве Кутузова — гвардейские Преображенский и Семёновский полки, а так же 4, 30, 48 егерские полки — всего до 9 тыс. человек.). Однако ни численное превосходство атакующих, ни более интенсивный ввод ими в сражение резервов не переломили ход сражения. Французская армия, атаковавшая далеко превосходящими силами, была остановлена, продвинувшись на 0.5 — 1 км. В этом новом положении французские войска подвергались губительному обстрелу и к вечеру по большей части были отведены с захваченных позиций.
 
Не только Кутузов, но и Барклай де Толли, критиковавший Кутузова за просчёты в Бородинском сражении, был категорически убеждён в том, что Бородинское сражение было не только моральной и стратегической, но и тактической победой русских. Что касается вопроса о важности позиций русской армии, Барклай полагал, что именно в конце сражения русская армия отступила на наиболее выгодные позиции, на которой ей следовало бы вести сражение. Эту точку зрения разделяли и многие другие генералы.

"Военная история является частью исторической науки, ибо рассматривает одну из сторон истории человеческого общества; в то же время является частью военной науки, ибо изучает и обобщает опыт подготовки и ведения минувших войн." (http://slovari.yandex.ru/dict/bse/article/00014/40300.htm(БСЭ: Военная история))

В конце XX века некоторые российские гражданские историки, не имеющие специальных военных знаний (Н.Троицкий, В.Земцов и др), ничтоже сумняшеся берутся судить о тактической победе в Бородинском сражении, каковую усматривают за французской армией. Общая формулировка: французы-де захватили все якобы-ключевые позиции. Не следуя примеру данных дилетантов в области военной тактики, констатируем факты:

1) Рассуждения о военной тактике и понятии «тактическая победа» относятся к сфере военной мысли. Историк не может себе этого позволить без того, чтобы не впасть в необъективность. При соприкосновении со специальными сторонами события (в частности — военного), ум историка проявляется в том, чтобы, осветив их, суметь воздержаться от спорных суждений . Примером может служить описание Карамзиным действий Тимура в битве с Тохтамышем на Тереке. Как писал Полибий (Всеобщая история, книга XII) "Невозможно описать правильно военные события, если не имеешь никакого понятия о военном деле." (25g); "пока они (т.е. некомпетентные повествователи - АВТ.) говорят о подобных предметах в общих выражениях, неведение их незаметно; но лишь только они вздумают излагать и доказывать что-либо со всею обстоятельностью, как тотчас проявляют совершенно те же слабости..." (25f)

2) Курганная высота, взятая французскими войсками, господствовала над окружающей местностью. Однако вывод из этого о её «ключевой роли» является алогизмом. Действительно, в качестве ключевой позиции в центре можно привести крепость Нови: взятие её русскими привело к немедленному разгрому французской армии в битве при Нови. Взятие Курганной высоты не привело к снижению устойчивости русского центра. То же относится к флешам, которые являлись лишь оборонительными сооружениями позиции левого фланга русской армии. Военный историк, участник Бородинского сражения И. П. Липранди, в течение всего сражения оборонявший батарею Раевского, подверг критике мнение о батарее Раевского как о «ключе позиции» (''И. П. Липранди. "Замечания на «Описание Отечественной войны 1812 года» Михайловского-Данилевского'')


3 октября 1812 года английские газеты «Курьер» и «Тайме» опубликовали донесение английского посла Каткара из Петербурга, в котором он сообщил, что армии его императорского величества Александра I одержали победу в самой упорной битве при Бородине. В течение октября «Тайме» 8 раз писала о Бородинской битве, называя день сражения «грандиозным памятным днём в русской истории» и «фатальной битвой Бонапарта». Английская посол и пресса не рассматривали отступление после сражения и оставление Москвы как результат сражения, понимая влияние на эти события невыгодной для России стратегической обстановки.(Н. Б. Крылова. «Отклики на Бородинское сражение в странах Западной Европы и США» Сб. «Отечественная война 1812 года. Тезисы научной конференции», 1992. с. 24 — 27) Того же мнения придерживалась советская историография, развивавшая исследование Бородинского сражения усилиями квалифицированных, обладающих специальными познаниями в области военного дела историков. Их проницательности и исследовательских качеств не достаёт ряду современных отечественных историков, публикующих низкоквалифицированные исследования под предлогом возрождения «критической точки зрения».

         3.  Цель Наполеона в Бородинском сражении

 
Наполеон, упустив возможность разгромить отдельно 1-ю и 2-ю армии, стремился разгромить главные силы русской армии в генеральном сражении. Рассматривая варианты наступления в Бородинском сражении, он отверг вариант обхода южного фланга русской армии из опасения, что обходной манёвр заставит Кутузова продолжить отступление. План Наполеона, выработанный 25 августа после рекогносцировки заключался в следующем: перевести войска на правый берег Колочи и опираясь на Бородино, ставшее как бы осью захода, обрушить основные силы на 2-ю армию и разгромить её; затем, направив все силы против 1-й армии, оттеснить её в угол слияния Москвы-реки и Колочи и уничтожить. В соответствии с этим планом, на правом берегу Колочи с вечера 25 августа по 26 августа было сконцентрировано до 115 тыс. человек и создано огромное превосходство над 2-й армией, насчитывавшей вместе с казаками до 34 тыс. человек. Таким образом, план Наполеона преследовал решительную цель уничтожения всей русской армии в генеральном сражении. Наполеон не сомневался в победе, уверенность в которой при восходе солнца 26 августа выразил словами «''это солнце Аустерлица''!».

Однако после сражения за флеши цель Наполеона радикально изменилась. Отказ вводить в сражение последние разервы по объяснению Наполеона, в цитировании военного историка генерала Г.Жомини, выглядел так: ''как только мы овладели позициею левого фланга, я был уже уверен, что неприятель отступит в продолжение ночи. Для чего было добровольно подвергаться опасным последствиям новой Полтавы?''

Отсюда видно, что 1) предположение о том, будто Наполеон берёг гвардию для нового сражения под Москвой, несостоятельно — Наполеон опасался подвергнуться ''последствиям новой Полтавы'' именно на Бородинском поле. 2) если до Бородинского сражения Наполеон ждал случая уничтожить русскую армию, не довольствуясь захватом пространства (что соответствовало стратегическим взглядам Наполеона), то после захвата флешей он желал исхода сражения в виде добровольного отступления русской армии, каковое происходило с самого начала войны и не могло являться целью генерального сражения.

         4.  Цель М. И. Кутузова в Бородинском сражении

В стратегическом плане ведения войны М. И. Кутузова генеральное сражение с Наполеоном было излишним, и было принято им под давлением обстоятельств («''Кутузов знал, что отдать Москву без генеральной битвы не позволят и ему, несмотря на его русскую фамилию, как не позволили сделать это Барклаю. И он решил дать эту битву, ненужную, по его глубочайшему убеждению…Излишняя стратегически, она была необходима морально и политически''». Тарле Е. «Наполеон». М.: Наука, 1991, с.266). Об удержании Москвы Кутузов говорил императору при своём отъезде из С.- Петербурга (При отъезде из С.-Петербурга Кутузов дал обещание Александру I, что он «скорее ляжет костьми, чем допустит неприятеля к Москве». Но в то же время он пишет письмо Милорадовичу — начальнику резервных войск о необходимости резревов, без которых 1-я и 2-я армии могут не выдержать натиска противника)…поставлено ввиду войскам иметь вторичную стену противу сил неприятельских на Москву по дороге от Дорогобужа в той надежде'', '''что найдёт враг наш другие преграды на дороге к Москве, когда бы, паче чаяния, силы 1-й и 2-й Западных армий недостаточны были ему противостять". По прибытии к армии Кутузов, входя в обстоятельства и убеждаясь в численном превосходстве противника и отсутствии обученных резервов у русских, продолжал выражать уверенность в защите Москвы и победе. Но при этом он ставил условием успеха наличие обученных резервов, которых в то время не было. Вместо ожидавшихся 60 тыс. подготовленных солдат под Гжатском к русской армии присоединилось около 15,5 тыс., вместо обещанных 80 тыс. обученного московского ополчения Ф.Растопчин собрал около 7 тыс. слабо обученных и почти не вооружённых ополченцев. Кутузов акцентировал внимание императора на отсутствии серьёзных резервов и потерях, которые армия несла в столкновении с авангардом противника. Личная переписка Кутузова к этому времени содержит явное сомнение в возможности защиты Москвы (Письмо Кутузова дочери от 19 августа с требованием уехать из Подмосковья в Нижний Новгород: ''должен сказать откровенно, что ваше пребывание возле Тарусы мне совсем не нравится…поэтому я хочу, чтобы вы уехали подальше от театра войны…Но я требую, чтобы всё, сказанное мною, было сохранено в глубочайшей тайне, ибо, если это получит огласку, вы мне сильно навредите…уезжайте, во что бы то ни стало.''). В условиях сохраняющегося численного превосходства противника Кутузов 19 августа отступил от Царево-Займище. В письмах к Н. И. Салтыкову, П. Х. Витгенштейну, Ф. Ф. Ростопчину 19 — 21 августа Кутузов пишет о необходимости генерального сражения для «спасения Москвы», которое он собирается дать в районе Можайска. Отсюда видно, что, не испытывая уверенности в том, что удастся остановить противника, Кутузов не разглашает свою неуверенность во избежание подрыва морального духа армии перед генеральным сражением, избежать которого он в любом случае не имел возможности. 22 августа Кутузов произвёл рекогносцировку Бородинского поля.

22 августа, после рекогносцировки, Кутузов писал в письме Растопчину: «надеюсь дать баталию в теперешней позиции…и ежели побеждён буду, то пойду к Москве и там буду оборонять столицу»(М. И. Кутузов. Документы. т.4, ч.1, док. № 157, с.129). Из этих слов достаточно ясно видно намерение Кутузова не только не идти на риск разгрома своих войск, но и суметь при случае отступить организованно в условиях преследования противником. Необходимо заметить, что фактический отход русской армии с Бородинского поля проводился Кутузовым в сознании своей победы над противником.

В целом, отсутствие у Кутузова стремления любой ценой защищать Москву было хорошо известно многим участникам Бородинской битвы, некоторые из которых стали её историками. Клаузевиц писал: «Кутузов, наверное, не дал бы Бородинского сражения, в котором не ожидал одержать победу, если бы голос двора, армии и всей России не принудили его к этому. Надо полагать, что он смотрел на это сражение, как на неизбежное зло.» Сомнения в цели Бородинского сражения как спасении Москвы у Кутузова высказал И. П. Липранди. Известна крайне негативная реакция П.Багратиона на назначение Кутузова главнокомандующим: «этот гусь неприятеля в Москву приведёт». Наилучшим образом стратегический змысел Кутузова характеризуется приписываемой ему фразой: «я не о том думаю, как бы разбить Наполеона, а о том, как его обмануть.»

Таким образом спасение Москвы является подложной целью Кутузова в Бородинской битве, в действительности не имевшей места, а оставление Москвы русской армией — подложным результатом Бородинского сражения, к которому прибегают французские историки и часть российских историков новейшего времени. Целью Кутузова в сражении являлось сохранение армии, а единственным материальным результатом Бородинского сражения — успешное отражение атак французских войск вдвое меньшими силами русских войск при несущественных приобретениях французов на поле сражения — батареи Раевского и Багратионовых флешаей, — не являвшихся ключевыми для системы обороны русской армии.

 5.  Некоторые  вопросы Бородинского сражения 

       5.1  Потери сторон

Потери сторон 24 — 26 августа составили: русской армии, включая казачьи войска и ополчение — около 40 тыс. человек; армии Наполеона по обоснованным научным оценкам — от 50 до 60 тыс. человек. Потери офицеров сторон определены точно. Они составили: в русской армии — 1487 человек (максимальная оценка); в армии Наполеона — 1928 человек. Бородинское сражение было и доныне остаётся одним из кровопролитнейших однодневных сражений в истории войн.

      5.1.1.   Потери русской армии


Распространённая оценка потерь русской армии — до 15 000 убитыми и до 30 000 раненными. (В первое время после сражения была распространена оценка потерь А. И. Михайловским-Даниелевским в 59 000 человек — из них потери в 1-й армии по сводке дежурного генерала 1-й армии — около 39 000, а потери 2-й армии произвольно оценены в 20 000. Эти данные перестали рассматриваться как достоверные уже при создании Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, в котором указано число потерь «до 40 000». Современные историки полагают, что декабрьская сводка по 1-й армии относилась также и ко 2-й армии, так последняя была расформирована в сентябре, её части и подразделения вошли в состав 1-й (Главной) армии и Михайловским-Данилевским потери были суммированы по недоразумению.) Всего до 45 000 с возможными погрешностями (неучёт ряда отдельных частей) и потерями казаков и ополчения. Эту цифру, однако, следует рассматривать как преувеличенную, так как оценочные потери казаков (не отражены в документах) — несколько сотен человек, а оценочные потери ополчения — до 1 тыс. Регулярные войска 24 — 26 августа потеряли ок. 39 200 — 21766 в 1-й армии и 17445 во 2-й):

Ниже приводятся потери по данным корпусных ведомостей, которые содержат сведения о максимально возможных потерях русской армии с 24 — по 26 августа (С. В. Львов. "О потерях русской армии в сражении при Бородино)

* 2-й пех. корп. (генерал-лейтенант К. Ф. Багговут) — 3 017 (из 11 452)
* 3-й пех. корп. (генерал-лейтенант Н. А. Тучков — 1) — 3 626 (из 12 211)
* 4-й пех. корп. (генерал-лейтенант А. И. Остерман — Толстой) — 4001 (из 9950)
* 5-й пех. корп. (генерал-лейтенант Н. И. Лавров) — 5704 (из 17 255)
* 6-й пех. корп. (генерал от инфантерии Д. С. Дохтуров) — 3875 (из 8539)
* 1-й кав. корп. (генерал-лейтенант Ф. П. Уваров) — 137 (из 2440)
* 2-й кав. корп. (генерал-майор Ф. К. Корф) — 587 (из 2505)
* 3-й кав. корп. (в подчинении генерал-майора Ф. К. Корфа) — 819 (из 2505)
Итого в 1-й Западной армии 21 766 человек убитыми, раненными, пропавшими без вести

* 7-й пех. корп. (генерал-лейтенант Н. Н. Раевский) — 6278 (из 11 853)
* 8-й пех. корп. (генерал-лейтенант М. М. Бороздин — 1) — 9473 (из 14 504)
* 4-й кав. корп. (генерал-майор К. К. Сиверс) — 874 (из 2256)
* 2-я кир. див. (генерал-майор И. М. Дука) — 920 (из 2044)
Итого во 2-й Западной армии 17 445 человек убитыми, раненными, пропавшими без вести

Всего в обеих армиях 39 211 человек. Из этого числа: убитыми 14 361 человек; раненными 14 701 человек; пропавшими без вести 10 249 человек.

 

Ряд частей с обеих сторон потеряли большую часть состава. 2-я сводно-гренадёрская дивизия М. С. Воронцова учавствовавшая в Шевардинском сражении и выдержавшая 3-ю атаку на флеши, сохранила в своём составе около 300 человек (следует заметить, что эта сводная дивизия была малочисленной и состояла из 11 сводных батальонов 3-х-ротного состава общей численностью до 4-х тыс. человек). Аналогичному истреблению подвергся французский пехотный полк Бонами, сохранивший в своих рядах после боя за батарею Раевского 300 человек из 4100. 30-й полк французской линейной пехоты, 23 августа насчитывавший 3078 человек, к концу сражения имел численность 268 человек.

6-й пехотный корпус Д. С. Дохтурова, согласно исследованиям В. С. Львова, потерял в общей сложности 3875 человека из 8539. Из этого числа 2578 человек убитыми, раненными и пропавшими без вести потеряла 24-я пехотная дивизия, отражавшая 3-ю атаку на батарею Раевского.

           5.1.2.   Потери французской армии

С потерями французской армии ситуация менее определённая, так как большинство архивов Великой армии разделили её судьбу в 1812 году. Широко распространена оценка потерь около 30 тыс., источником которой являются данные по рапорту инспектора при Главном штабе Наполеона Денье о 28 000 убитых и раненных. Данные Денье об общих потерях не поддаются проверке другими документами и не выдерживают критики ввиду неправдоподобного соотношения в рапорте убитых и общего числа раненных — ~1:3,27 (6550 и 21 450 соответственно) по отношению к таковому соотношению в русской армии (~1:0,6-1:1,7)

Та часть данных рапорта Денье (касающихся офицерских потерь), которая была проверена, тем более свидетельствует о том, что рапорт не отражает потерь французской армии. Это было установленно 1899 году французским историком А.Мартиньеном, обнаружившим огромное несоответствие между числом убитых офицеров, приводимым Денье — 269 и результатом собственных исследований — 460. Более поздние исследования увеличили цифру убитых офицеров, известных пофамильно, до 480 — то есть почти на 80 %. Французские историки признают, что ''поскольку приведённые в ведомости сведения о генералах и полковниках, выбывших из строя при Бородине, являются неточными и заниженными, то можно предположить, что и остальные цифры Денье основаны на неполных данных.'' А.Лашук. "Наполеон. Походы и битвы 1796—1815. Ф.Сегюр оценивает потери Великой армии при Бородине в 40 тыс. человек.

В настоящее время считаются установленными следующие потери офицерского состава Великой армии при Бородино: 480 убитыми и 1448 раненными.
Потери офицеров русской армии существенно ниже: 237 убитыми и пропавшими без вести и около 1250 ранеными по максимальной оценке /см. статью В.Львова/. Существует более низкая оценка русских потерь: 211 убитыми и около 1180 раненными. (Вдовин. Бородино. М, Спутник+ , — 2008. 321 с.)

В восстановлении картины потерь французских войск играют роль свидетельства отдельных участников сражения. К таковым относятся данные К. Клаузевица о 8-м корпусе Жюно, насчитывывшем после битвы 5 700 человек (численность к началу битвы — 9 656 человек). При этом корпус Жюно, потерявший по этому свидетельству до 4 тыс. чел, то есть около 40 % состава, не относился к корпусам, понёсшим наибольшие потери, так как не штурмовал укреплений с фронта и не участвовал в Шевардинском сражении.

Важным источником, способным пролить свет на общие потери французов, являются сведения о количестве погребённых на Бородинском поле. Русские историки, и, в частности, сотрудники музея — заповедника на Бородинском поле, оценивают число захороненных на поле в 48 — 50 тыс. человек (согласно данным директора музея А.Суханова, число захороненных на Бородинском поле без включения сюда захоронений в окрестных сёлах и в Колоцком монастыре, а также захоронений Великой Отечественной войны, — 49887 («Родина», № 2 за 2005 г. Согласно данным А.Суханова, на Бородинском поле захоронена также 39201 лошадь). Приблизительная оценка числа захороненных русских (включая и ополчение и казаков) не превышает 25 000: не более 15 000 погибших и не более 10 000 умерших на поле боя (за вычетом 700 пленных из числа 10 149 пропавших без вести и с учетом потерь ополчения).
Соответствующее число погибших либо раненых и умерших в ближайшее время французов — 25 000.

Оценка отношения убитых и умерших от ран к общим потерям в русской армии — 39,2/25 для французской армии даёт число аналогичные потери ~ 39 200.
Однако реальное число захороненных французов было существенно выше, так как в отличие от 25 000 русских захоронений (общее их число, поскольку раненные русские (св. 14 тыс.), вывезенные в тыл, в большинстве своём не имели тяжёлых ранений и не умирали от ран (Как известно, свыше 20 тыс. раненных русских солдат и офицеров, в том числе раненных в Бородинском сражении, было доставлено в Москву.) в состав 25 000 французских захоронений не включены многотысячные захоронения в Колоцком монастыре, где находился главный госпиталь Великой армии, в котором, по свидетельству капитана 30-го линейного полка Шарля Франсуа, за 10 следующих за сражением дней скончалось 3/4 всех находившихся в нём раненных. Иными словами, если захороненные на Бородинском поле 25 тыс. русских — это убитые и тяжелораненные, умершие впоследствие, то 25 тыс. захороненных на поле французов в основном убиты в сражении, так как тяжелораненные свозились в окрестности Колоцкого монастыря (Ф. Сегюр. «Поход в Россию» ''Остаток её (армии Наполеона — авт.) рассеялся по полю битвы, чтобы поднимать раненных, которых было 20 000. Их свозили за 2 мили назад, в Колочский монастырь"), где умирали. Соответственно, существенно выше цифры 39 тыс. были общие потери французской армии в Бородинском сражении.
 
Оценка потерь французских войск в 30 тыс. (ошибочность которых для многих французских историков несомненна) и около того (например, предлагаемая А.Лашуком и Ж.Блондом оценка потерь в 35 тыс.) стоит в противоречии как с соотношением потерь офицерского состава обеих армий, так и с результатами исследований российских учёных на Бородинском поле.

Научная отечественная историография по совокупности исследований потерь придерживается оценки потерь французской армии от 50 вплоть до 60 тыс. человек с приоритетом оценки в 58 — 60 тыс. человек, в том числе по родам войск: 44 % пехоты и 58 % кавалерии от общей их численности.

         5.2.    Методика оценки потерь по аналогии с другими сражениями

 Историк А.Васильев в защиту данных Денье предлагает метод косвенной оценки потерь французов, основанный на сравнении Бородинского сражение со «сходным по масштабу» (выражение А.Васильева — авт.) Ваграмским сражением 5 — 6 июля 1809 года. Поскольку потери французов в последнем принимаются А.Васильевым за точно известные — 33 854 чел, в том числе 1862 — командный состав, то, по заключению А.Васильева, потери французов при Бородине (при приблизительно равной потере командного состава) должны быть около 30 тыс. чел.

Данное рассуждение, хотя и упоминает «сходные масштабы» сражений (что не совсем так: в Ваграмском сражении приняло участие 170 тыс. французов и 110 тыс. австрийцев. Фронт австрийской армии был растянут более чем на 20 км. Одна из специфическая черт сражения — продолжительное форсирование французскими войсками Дуная под сильным огнём австрийцев), в сущности исходит из соотношения потерь общих и командного состава. Кроме того, принципиально отставляется разница в характере сражений, существенным образом определяющем потери. Достаточно упомянуть, что в Ваграмском сражении в ходе наступления австрийцев на правый фланг Наполеона ими было захвачено около 7 тыс. пленных. Поскольку этот метод эмпиричен, его результат должен быть подтверждён на возможно большем числе примеров. В качестве такового удобно взять сражение при Треббии,  в котором потери французов также точно известны. В этом сражении была разгромлена французская армия, состоявшая из 6 дивизий, идентичных дивизиям Великой армии. Потери пленными составили более трети численности всей армии, и таким образом, могут надёжно отображать искомое соотношение. На 12 280 пленных пришлось 514 пленных командного состава (в. т.ч. 4 генерала, 8 полковников, 502 офицера). Соотношение 1/23,9 даёт число общих потерь французской армии при Бородине 46 тыс. человек — на 50 % выше результата А.Васильева. Следовательно, такая методика может быть  более-менее надежной при  полном учете и глубоком анализе  особенностей сопоставляемых сражений. У Васильева же  она  приводит к неверным результатам, ибо основана  на кустарном сопоставлении двух различных по-существу сражений, в отношении которых автор пытается осуществить искусственную унификацию с целью получения заранее требуемого результата. Куда более простая и надёжная методика сопоставления потерь командных составов русской и французской армий в одной и той же - Бородинской битве не требует сомнительного теоретизирования.

             5.3   Методика оценки потерь путём анализа баланса численности армии

 Данная методика оценки потерь способна внести ясность в вопрос о потерях, но только при условии, что будут учтены все потери и пополнения армии. А. Васильев, применяя эту методику, в числе подкреплений, прибывших к французской армии с 7 по 20 сентября называет
2 дивизии численностью 11 тыс. человек и 4 кавалерийских полка (2 тыс. человек). Без внимания остаются батальоны маршевого пополнения (общая численность находившихся на подходе к французской армии батальонов — около 30 тыс. человек (см. раздел «Общее описание Бородинского сражения»). Например, 30-й линейный полк, сократившийся в результате сражения с 3-х тыс. до 268 человек, через неделю, по свидетельству Ш. Франсуа, имел в составе уже 900 человек. Данной прибыли полк был обязан именно частям маршевого пополнения; прибыль не могла быть вызвана возвращением в строй столь значительного количества столь быстро выздоровевших раненных, так как бо′льшая часть раненных в Бородинском сражении вообще не выжила (см. выше). Путём игнорирования вопроса с маршевым пополнением А. Васильев определяет потери французской армии 24 — 26 августа в 34 тыс. человек.

         5.4  Численность сторон 

 Спорным является вопрос об абсолютной численности сторон, но не об относительной: французская армия имела существенное численное превосходство — 130—135 тыс. против 103 тыс. в русских регулярных войсках (97 510 человек в составе 7 пехотных и 5 кавалерийских корпусов и 1 кирасирской дивизии, а также 2644 — резерв артиллерии и 2.5 тыс. при Главной квартире. Всего — 71 297 в 1-й армии, 31 357 во 2-й армии), к которым обычно прибавляют казачьи войска — около 8.2 тыс. человек (соответственно 5 500 и 2 700 в 1-й и 2-й армиях).


                                            Численность родов войск:

  Пехота: от 86 до 90 тыс. (без нестроевых частей) - французы; ок. 72 тыс. (без ополчения) - русские 

  Кавалерия: от 28 до 29 тыс - французы;. 17 тыс. (без казаков) - русские
 
 Артиллерия, инженерные войска и пр: 16 тыс. - французы; 14 тыс. - русские
   Итого: 130 - 135 тыс. - французы; 103 тыс. - русские

Особенно выраженным было численное превосходство французской армии в регулярной кавалерии, причём доля тяжёлой кавалерии в ней превосходила таковую в русской армии. Русская армия имела незначительное по количеству превосходство в артиллерии, но доля тяжёлых орудий в ней превосходила таковую у противника. (см. ниже)

Кроме регулярных войск, с обеих сторон имелись иррегулярные — от 10 до 20 тыс. русского ополчения (строго доказанной является численность 10 тыс.) и около 15 тыс. нестроевых солдат в армии Наполеона, причём последний факт умалчивается Н.Троицким и некоторыми другими современными историками, на что обращают внимание как Б. Абалихин, так и С. Львов(http://www.borodino.ru/download.php?file_id=253/ Абалихин Б. С. К вопросу о численности русской армии в Бородинском сражении). Материал доступен на сайте Бородинского музея-заповедника). Кроме того, использование некритического подхода к источникам даёт им основание для завышения численности русской армии от 154 до 157 тыс. человек (''см. там же, Абалихин Б.С''.). Кутузовым плохо обученное ополчение, вооружённое в большинстве своём топорами и пиками, не рассматривалось как существенная военная сила.

''У ополчений Смоленского и Московского, полки которого ещё не все присоединились к армии, почти не было огнестрельного оружия. Вообще, они едва имели подобие военного устройства. За месяц, взятые от сохи… они хотя и горели усердием сразиться, но нельзя было ещё вести их в правильный бой с опытными полками Наполеона.''(А. И. Михайловский-Данилевский)

Ополчение выполняло вспомогательные функции и приняло ограниченное участие в боях на Старой Смоленской дороге, где показало высокие моральные качества.
Единственное прямое свидетельство участия ополченцев в бою — раппорт К. Ф. Багговуда о поддержке пятьюстами ратников Московского ополчения атаки Рязанского и Вильманстрандского полков. Существенных потерь ополчение в Бородинской битве не понесло. (В.Хлесткин. Московское и Смоленское ополчения при Бородине. Московский журнал, 1.09.2001)

       5.5  Действия артиллерии с обеих сторон

Действия артиллерии обеих сторон получили высокую взаимную оценку. Существует значительное количество свидетельств участников сражения с обеих сторон о значительных потерях, наносимых своей артиллерией противнику и губительном воздействии артиллерийского огня противника. Количество выстрелов, произведённых французской артиллерией — около 60 тыс. — превосходило количество русских выстрелов, так как более мелкоколиберная в массе своей французская артиллерия обладала более высокой боевой скорострельностью (в состав французской артиллерии входили, по большей части, 3-х и 4-х фунтовые пушки, тогда как в состав русской артиллерии — только 12-фунтовые и 6-фунтовые пушки, а также единороги.)(http://www.museum.ru/museum/1812/Army/Nilus/Tables.html#16 /А.Нилус. История материальной части артиллерии). Меньшая длина отката лёгких орудий и меньшие усилия орудийной обслуги по подкату пушек, меньший вес ядер обусловливали более высокую скорострельность французской артиллерии в периоды наибольшей активности — то есть относительно короткие периоды огневой подготовки, предшествовавшей атакам французских войск. В ходе контрбатарейной стрельбы и при долговременном методическом обстреле позиций, имевших место в последней фазе сражения, это преимущество лёгкой артиллерии теряло значение. В то же время средняя поражающая сила выстрела была на стороне русской артиллерии, как благодаря большему в среднем калибру, так и за счёт единорогов, стрелявших на большую дальность разрывными гранатами, существенно превосходившими по поражающему эффекту пушечные ядра.) 12-и фунтовые пушки и полупудовые единороги составляли до 1/4 русской артиллерии, тогда как лишь 10 % французской артиллерии было представлено 12-и и 8-и фунтовыми пушками. Дальность действительной стрельбы 12-фунтовых русских орудий составляла 1200 м, французских — не более 1000 м. Французская сторона осуществляла более интенсивное маневрирование артиллерией. В заключительной фазе Бородинского сражения, при в основном установившемся положении войск, русская артиллерия выиграла контрбатарейную стрельбу и наносила французским войскам, в том числе занявшим Курганную высоту, огромные потери, в результате чего французская артиллерия замолкла и французские войска отступили по фронту, оставив Бородинское поле.

            6.   Ход Бородинского сражения

Рядом историков, отдающих предпочтение свидетельствам участников сражения, придерживавшихся взгляда на более скоротечный ход сражения на левом крыле, предпринимаются попытки реконструировать соответствующий непротиворечивый ход сражения. Эти попытки основаны на отдельных ошибочных свидетельствах участников сражения и фальсификационном утверждении, что версия о сражении за флеши до полудня основывается исключительно на словах Толя, тогда как уже в 1813 г. английский генерал Т.Вильсон, очевидец сражения, писал о той же продолжительности этих боёв. Такая реконструкция представлена, в частности, в работе Л.Ивченко ''«Бородинское сражение. История русской версии событий»''. В соответствии с этой реконструкцией, французы провели 3 атаки на флеши: первую — силами корпуса Даву — в 6 часов утра; вторая атака — корпусами Даву и Нея началась в 8 утра. Именно во время этой атаки Багратион осуществил знаменитую штыковую контратаку. Французы были отброшены, около 9 часов, Багратион был ранен, после чего французы захватили флеши второй раз; вскоре после этого дивизия Коновницына, шедшая на помощь Багратиону, вновь сбросила французов с флешей, после чего Коновницын отвёл войска левого крыла на Семёновские высоты. Французские войска, в третий раз занявшие флеши, около 10 утра начали атаку основных позиций левого крыла за семёновским оврагом, но успеха не имели. В этой реконструкции движение через Утицкий лес корпуса Жюно объясняется стремлением Нея заполнить промежуток между продвинувшимся на километр вперёд корпусом Даву и корпусом Понятовского. Атак на батарею Раевского было произведено две — первая в 8 утра, одновременно с главным наступлением на флеши, которая была отражена около 9 утра и вторая, начавшаяся около 14.00 
      

     6.1   Проблемы альтернативной хронологии сражения

            6.1.2  Точка зрения Льва Николаевича Толстого на хронологию сражения

Одной из проблем альтернативной хронологии является тот факт, что Лев Толстой, представлявший себе и знавший в деталях Бородинское сражение лучше чем кто-либо иной, придерживался первого варианта — обороны флешей до полудня. Отношение историков к Толстому хорошо известно: поскольку Толстой отзывался о деятельности историков далеко не похвально, кандидаты и доктора исторических наук предпочитают делать вид, что Толстой ни о какой Бородинской битве никогда и не писал. Между тем Толстой был не только великим мыслителем, осмысливавшим события 1812 года, имея при том личный военный опыт, но и скрупулёзным исследователем фактических событий. Известно, что только в яснополянской библиотеке им было собрано более 2 тыс. работ, посвещённых Отечественной войне, которые были изучены Толстым с критических позиций. Толстой придерживался версии именно о 6-и-часовых атаках на флеши:

''…В 11 часов утра ему (Кутузову) привезли известие о том, что занятые французами флеши опять отбиты, но что князь Багратион ранен.''

''В половине дня Мюрат послал к Наполеону своего адъютанта с требованием подкрепления…Надо дать резервы, сказал он (то есть Наполеон)…пошлите дивизию Фриана.''

Таким образом, дивизия Фриана введена в бой в первом часу дня.

 

           6.1.3  Сомнительные подходы к реконструкции хронологии битвы


Л.Ивченко в значительной по объёму работе «Бородинское сражение. История русской версии событий», посвещённой разбору последовательности событий в сражении, обосновывает утверждение об имевших место 3-х атаках на флеши. Однако приводимые ею аргументы никоим образом не подтверждают это утверждение. В частности, рассматриваются слова М. С. Воронцова: «наши флеши были захвачены после упорного сопротивления, вновь возвращены нами, захвачены снова французами, отбиты нами ещё раз и наконец потеряны». Из этих слов автор делает категорический вывод о трех проведённых на флеши атаках, сопровождая этот вывод словами «ни о каких восьми атаках изначально не было и речи» (Ивченко. Л. Ук. соч, с.300).

Между тем достаточно очевидно, что Воронцов говорил о количестве захватов флешей французами, а не о количестве атак на них, то есть только о тех атаках, которые приводили к взятию флешей. Например, согласно распространенной версии, 6-я и 7-я фронтальные атаки (сопровождавшиеся обходным движением корпуса Жюно), не привели к взятию флешей. Эти две атаки не противоречат свидетельству Воронцова, но увеличивают число атак до 5. Отсюда видно, что подобные «реконструкции», не стоящие в соответствии с логическими рассуждениями либо порождённые особым, весьма уникальным пониманием русского языка, не могут прибавить веса точке зрения, утверждающей меньшую продолжительность боёв за флеши.

     6.1.4  Неоднозначная интерпретация «атаки» с обеих сторон

 
Несостоятельным является сам категорический подход к определению понятия «атаки». В этом вопросе позиция Л. Ивченко содержит опровержение в самой себе: в то время, как принятая хронология выделяет восьмую атаку на флеши, у Л.Ивченко эта атака разделена на две отдельные — отражавшуюся Багратионом и отражавшуюся Коновницыным. Аналогичные расхождения имеют место во взглядах двух сторон: если русские участники битвы говорят о двух атаках Компана и Дессе в начале сражения, то французы говорят об одной, более продолжительной атаке — так сказать «в две волны». Эта позиция, кроме различного восприятия боевых действий, может быть обусловлена намерением минимизировать число неудачных атак. Таким образом, идея определения числа атак, основанная на выборочных свидетельствах с одной стороны не имеет отношения к реконструкции максимально приближенной к реальной хронологии битвы. По своей сути такие «реконструкции» тождествены опровержению начала Сталинградской оборонительной операции 17 июля по той причине, что немецкие войска до 23 июля (до издания Гитлером директивы № 45), участвовали дескать в операции «Блау», а не в Сталинградской оборонительной операции, и, следовательно, советские историки неверно определяют дату начала Сталинградской битвы.

Этот несостоятельный подход дал импульс развитию «альтернативной хронологии», которая является псевдонаучным домыслом. Современной исторической наукой эти несуразные изыскания игнорируются. О 6-и часовом сражении за флеши говорит, в частности, БРЭ, а также энциклопедия «Терра» и др. Таким образом, наиболее достоверная хронология Бородинского сражения, отличающаяся глубоким подходом к вопросу и основанная на наиболее достоверных свидетельствах участников сражения, разработана советской историографией. Расхождения во времени окончательного оставления флешей в её различных вариантах составляют около получаса.

      6.1.5  Ход сражения согласно версии, принятой в советской историографии


 5:30 утра 
 Начало отвлекающей атаки французов на с. Бородино в центре русской позиции. Около часа лейб-гвардии Егерский полк (1834 человека) отбивал атаки дивизии Дельзона (8 тыс. чел.). В результате флангового обхода егеря отступили за Колочу, вслед за ними переправился 106 линейный полк французов. Прибывшими на помощь 1-м, 19-м и 40-м егерскими полками 106 полк был прижат к Колоче и полностью истреблён, а мост был сожжён по приказу Барклая де Толли. Эта атака не заставила Кутузова внести изменения в расположение своих сил.
 
 6 утра 
 Первая атака на флеши (которые в это время оборонялись 2-й сводно-гренадерской дивизией ген-майора М. С. Воронцова) Непосредственно на флеши через Утицкий лес двинулись пехотные дивизии Дессе и Компана (из корпуса Даву), поддержанные огнём 102 орудий. В глубокий обход флешей с юга, по Старой Смоленской дороге, двинулся корпус Понятовского. Войска Даву, выйдя из леса, попали под сильный огонь, атакованы егерями (правый фланг Компана) и опрокинуты обратно в лес.
 

 7 утра 
 Вторая атака на флеши производится теми же силами при поддержке той же артиллерии. Войскам дивизии Компана удалось ворваться в расположение левой флеши. Багратион направил на флеши 27-ю пехотную дивизию Неверовского. Французы отброшены. Генерал Компан убит, генералы Рапп, Дюпеллен, Дессе, Тест ранены; контужен маршал Даву.
 
Это поражение французов заставило Наполеона усилить атакующие войска ещё тремя пехотными дивизиями из корпуса Нея, тремя кавалерийскими корпусами Мюрата и артиллерией (всего — 160 орудий). Багратион, видя сосредоточение противника, приказал двинуть к флешам вторую линию войск корпуса Н. Н. Раевского, 3-ю пехотную дивизию Коновницына из корпуса Тучкова-1. Кутузов приказал усилить войска левого крыла двумя гвардейскими полками — Литовским и Измайловским, частями 1-й сводно-гренадерской дивизии, 3 кавалерийского корпуса и 1-й кирасирской дивизии, а также двигаться к левому флангу войскам 2-го пехотного корпуса К. Ф. Багговута. Всего на подкрепление крыла двинулось 29 батальонов, 36 эскадронов и до 100 орудий.
 

Около 8 утра 
 Наступление корпуса Понятовского на Старой Смоленской дороге. Понятовский потеснил русских егерей, занял высоты деревни Утицы и открыл с них артиллерийский огонь, чем вынудил Тучкова-1 отойти к Утицкому кургану.
 
 8 утра 
 3-я атака на флеши. Французские войска заняли левую флеши и промежутки между флешами; однако были контратакованы и отброшены на исходный рубеж.
 
 Около 9 утра 
 1-я атака на батарею Раевского. Отражена огнём русской артиллерии''.
 
 9 утра 
 4-я атака. Наполеон ещё более усиливает атакующую группировку — до 35 000 человек, 186 орудий. В 4-й атаке им противостояли около 20 000 русских войск со 108 орудиями. В результате ожесточённого боя к 10 утра французы захватили флеши и часть деревни Семёновское. Багратион теми же силами возглавил общую контратаку, в результате которой флеши были отбиты, французы отброшены на исходный рубеж, преследуемые 2-й кирасирской дивизией.

10-й час утра: 2-я атака на батарею Раевского. Французские войска захватили батарею, но были контратакованы одновременно с фронта и с флангов и отброшены с огромными потерями.
 
 около 10 утра
 5-я атака на флеши, следующая немедленно по возвращении французов, теми же силами. Французы захватили правую и левую флеши, но были контратакованы вновь прибывшей 3-й пехотной дивизией Коновницына и быстро отброшены к Утицкому лесу.


 около 11 утра 
6-я атака. Наполеон, видя, что корпус Понятовского остановлен на Старой Смоленской дороге, вводит в сражение 8-й пехотный корпус Жюно, который, пройдя через Утицкий лес, вышел в тыл флешей. Однако Жюно был задержан артиллерийским огнём, а затем контратакован тремя кирасирскими полками и оттеснён в Утицкий лес. В это время к месту боёв прибыли части 4-й дивизии корпуса Багговута. В это же время с фронта была отражена атака корпусов Нея и Даву.

7-я атака на флеши, аналогичная 6-й, была предпринята немедленно теми же силами. Однако корпус Жюно, двигавшийся через лес, немедленно был атакован в штыки 4-мя пехотными полками из 2-го корпуса и потерпел жестокое поражение. Атаки на флеши с фронта были снова отбиты.''
 
 около 11 утра 
Понятовский, воспользовавшись движением корпуса Груши, обходящего с фланга корпус Н.А. Тучкова - 1, и получив от него поддержку, возобновил наступление и захватил Утицкий курган. Тучков-1 организует контратаку и отбивает его, но получает смертельное ранение. Поляки понесли большие потери и укрылись в Утицком лесу.''
 
 12-й час дня 
 8-я атака на флеши силами около 45 000 пехоты и кавалерии при поддержке около 400 орудий. Русские войска имели около 300 орудий, а по численности уступали противнику в 2 раза. Багратион, не дожидаясь подхода войск противника к флешам, возглавил штыковую контратаку, в которой приняла участие первая линия русских войск, оборонявших флеши. Рукопашный бой десятков тысяч людей длился почти час. Сражение шло в пользу русских до ранения П. Багратиона, весть о котором на время подорвала боевой дух русских войск. За это время массы французских войск были отброшены на километр, к Утицкому лесу и находились на грани поражения. В это время М. Ней отправил Наполеону известие, что будет разбит, если не получит подкреплений. После ранениея П.Багратиона П. Коновницын, взяв на себя командование отступающими войсками, снова остановил натиск французов. Затем, видя, что в резерве у флешей остаются только Литовский и Измайловский полки, отвёл русские войска с флешей на высоты за овраг Семёновского ручья и развернул на них артиллерию, которая подвергла мощному обстрелу французскую конницу, скопившуюся на флешах. После этого командование левым флангом принял Д.С. Дохтуров. Французские войска были обескровлены и неспособны атаковать. Русские войска были сильно ослаблены, но они сохраняли боеспособность, что выявилось в ходе отражения атаки свежих сил французов на Семёновское.

В общей сложности в боях за флеши приняло участие около 60 000 французских войск, из них было потеряно около 30 000, около половины — в 8-й атаке. Французские историки называют флеши «могилой французской пехоты». Потеря флешей сказалась на устойчивости опорного пункта центра русской позиции — батареи Раевского, которая оказалась охваченной с левого фланга.
 
 1-й час дня
 Атака на Семёновское новой группировки французских войск — пехотной дивизии Фриана, поддержанной на флангах двумя кавалерийскими корпусами — Нансути и Латур-Мобура. Эта продолжительная, многократно возобновлявшаяся атака была отражена войсками, принявшими участие в боях за флеши, свежими силами Измайловского и Литовского гвардейских полков и контратаковавшими их кирасирами Дуки, Бороздина и Сиверса. Французы в итоге потерпели поражение, были отброшены за овраг Семёновского ручья и наступление французов на левом крыле было остановлено

Рейд казаков Ф. П. Уварова и М. И. Платова по левому флангу французской армии, создавший у Наполеона чувство необеспеченности в глубоком тылу и заставивший его временно снять с направления главного удара до. 20 тыс. человек и передвинуть их влево по фронту. Тем самым были скованы силы Молодой гвардии, готовившейся принять участие в наступлении на левое крыло русской армии.

Понятовский начинает новую решительную атаку, воспользовавшись продвижением французских войск на флеши. Русские войска перешли штыковую контратаку, нанесли корпусу Понятовского поражение и обратили его передовые части в бегство. Развить успех они не имели возможности и вынуждены были отойти за Утицкий курган в одну линию с основными силами 2-й армии, оставившей к этому времени флеши.
 
 3 часа дня 
 3-я атака французских войск на батарею Раевского, завершившаяся её взятием. Ожесточённое кавалерийское сражение в цетре Бородинской позиции.  Атака уланов корпуса Латур-Мобура на правый фланг 4-го пехотного корпуса Остермана-Толстого отражена артиллерийским огнём и контратакой 2-го и 3-го каквалерийских корпусов. Французские кирасиры прорвались вглубь расположения русского центра. За оврагом ручья Огник они были контратакованы Конным и Кавалергардским гвардейскими полками и, после ожесточённого боя, отброшены. После этого гвардейские полки бросились против лёгкой кавалерийской дивизии Шастеля из корпуса Груши, зашедшей в тыл 7-й пехотной дивизии. Попытка Наполеона развить наступление против центра русской армии была сорвана. Французская конница была отброшена и спаслась бегством до исходных рубежей. 
 
 C 5 часов до наступления темноты
 Русские войска стоят на позиции от Горок до Семёновского оврага. Артиллерийская дуэль, окончившаяся в пользу русской артиллерии и вынудившая французский войска к отступлению от с. Бородино и батареи Раевского. Около 9 часов вечера противник предпринял ещё одну попытку обойти левый фланг русских войск через Утицкий лес. Французы были отброшены пехотой лейб-гвардии Финляндского полка из Утицкого леса и деревни Семёновское.
 

           7.   Значение Бородинского сражения в сознании русского народа и его связь с низким научным уровенем новейшей отечественной историографии Бородина

              Разговор затянулся за  столом   предлинный,  но   как-то  странно  он был ведён. Один  чиновник, служивший в кампанию   1812 года, рассказал баталию,  какой никогда не было, и вслед за тем,  совершенно неизвестно  по   каким причинам, взял   пробку графина и воткнул её в пирожное.

                                                                   Н. В. Гоголь. «Коляска»

                 Коллекции РГВИА вмещают в себя огромное количество материалов по различным вопросам отечественной военной истории XVIII и XIX вв., в том числе и по войне 1812 года. Тем не менее, до сих пор по исторической литературе «гуляют» цифры потерь Российской армии от 38.5 до 58 тысяч, и заинтересованные стороны голосованием решают, по «кому» определять итоги сражения, по Бескровному, Михайловскому-Данилевскому или Шведову.

                                                                 С. В. Львов, заместитель   директора по научной работе Музея-панорамы «Бородинская битва»

Бородинское сражение, со дня которого минуло два столетия, продолжает занимать важное место в историческом сознании очень широких слоёв русского общества. В нынешнее время оно, наряду с подобными себе великими страницами русской истории, подвергается фальсификации со стороны лагеря русофобски настроенных деятелей, позиционирующих себя «историками». Значение Бородинского сражения для общества хорошо видно из большого количества публикаций, путём искажений действительности и подлогов пытающихся довести до читателя мысль о тактической победе французов с меньшими потерями. Достаточно вспомнить об агрессивном проталкивании версии о бо′льших потерях русских войск, с каковой целью авторы публикаций пытаются восстановить в правах признанную ошибочной ещё в XIX веке оценку потерь русской армии в 58 тыс. человек и противопоставить ей потери армии Наполеона в 30, («скрипя сердце» — 35) тыс. человек на том основании, что 30-тыс. потери якобы подтверждены документами, тогда как на самом деле документы подтверждают обратное — сильную заниженность этой оценки. Данные работы рассчитаны именно на широкую неподготовленную аудиторию, так как на научные взгляды они влиять бессильны. Отсюда видно стремление заказных публикаций любой ценой, не считаясь с действительностью, довести до широких кругов мысль о том, что Бородинское сражение не явилось торжеством русского оружия. Это происходит потому, что Бородинская битва, как событие, в котором проявилась сила духа русского народа, является одним из краеугольных кирпичей, складывающих Россию в сознании современного общества именно как великую державу. Расшатыванием этих кирпичей в течение всей новейшей истории России занимается русофобская пропаганда.

Второй основной причиной фальсификаций являются карьеристские устремления новой волны неквалифицированных историков. В стремлении сказать нечто новое о Бородинской битве они, как и деятели первой категории, не останавливаются перед использованием подходов, не имеющих отношения к науке и научной этике.
 
Вынесение того или иного суждения об историческом событии является несложным делом. Научное суждение от остальных отличается тем, что оно производится на основании научной работы, связанной с установлением и учётом возможно большего числа обстоятельств, в которых происходило событие. Данным принципом применительно к исследованию Бородинской битвы руководствовались дореволюционная российская и советская историография, рассматривавшие Бородинское сражение в свете значительного количества обстоятельств и прежде всего — с учётом стратегической обстановки, сложившейся в августе 1812 года. Распространённое суждение о Бородинской битве французской историографии (оставление русской армией Москвы по итогам сражения) является поверхностным и ненаучным, так как основой данного суждения явилась примитивизация хода событий, нарушение последовательности хода событий с выключением из него важнейших обстоятельств войны (в частности, возможности Наполеона восполнять потери за счёт кадровых войски и фактов пополнения французской армии после Бородинской битвы). Столь же низким по научному уровню подходом характеризуется часть современных российских историков. Данные историки, в отличие от французских историков, не имеют возможности игнорировать исследования советских историков. В связи с этим они прибегают к критике советской историографии, которая, однако, лишена силы.

Методы, с помощью которых ряд современных российских историков фальсифицирует сущность Бородинского сражения, следующие:
* Критика советской историографии, якобы относившейся к Бородинской битве некритически, и соответствующий «''критический подход''» современных историков, заключающийся, например, в таком новом подсчете соотношения сил, который учитывает российские иррегулярные войска, но не учитывает французские (''см. выше, параграф «численность сторон»''). Научный уровень этого подхода подвергается критике со стороны специалистов, не жертвующих научной честностью ради популяризации своих работ.
* Прямое сомнение в факте морального превосходства русских войск (т. н."моральная победа). Чёткие формулировки (в том числе Льва Толстого), утверждающие моральную победу русских, голословно отрицаются (напр. статья А. В. Горбунова «Бородинское сражение как нравственная победа русской армии» содержит такую реплику: «Слова Л. Н. Толстого о победе, которая „убеждает противника в нравственном превосходстве врага и своём бессилии“, ответа не содержат». Горбунов берётся разбирать понятие «мораль» и «нравственность» с привлечением кратких словарей по этике и философии, с целью доказать, что в России и Наполеоновской франции эти понятия имели различные значения. Свою работу он называет «критическим анализом». (Отечественная война 1812 года. Тезисы научной конференции. Бородино, 1992. ст. 7 — 10.). Факты (к примеру, штыковая контратака Багратиона, к несчастью оборванная его ранением, во время которой Ней, командовавший вдвое большими силами, сообщил Наполеону, что будет разбит, если не получит ещё войск), из которых вытекает «моральная победа», то есть её объяснение, не рассматриваются. Данная методика имеет своей основой ни что иное, как русофобию.
В частности, приводя доказательство того, что Шевардинский редут поздно вечером 24 августа был оставлен по приказу П.Багратиона, В.Хлесткин пишет далее: ''Тем самым мы полностью отвергаем утверждение Земцова, вообще очень падкого на домыслы, льстящие французскому оружию, будто русские войска, защищавшие Шевардинский редут, оставили его «без ведома старшего начальника» Хочется подчеркнуть: русские не искали спасения при Бородине, но искали сражения. Надо совсем не понимать, не видеть, не чувствовать того воодушевления, с которым сражались русские войска при Бородине, чтобы приписывать им подобное поведение.(http://www.voskres.ru/army/library/khlestkin.htm/ В. Хлесткин. Канун Бородина)

* Уже упоминавшийся подлог результата Бородинской битвы на оставление Москвы.
* Пересмотр хода сражения, якобы бывшего более скоротечным, чем в официальной версии. За основу берутся сомнительные свидетельства участников (например, начальника штаба 2-й армии генерала Сен-При), которые были детально изучены историками предыдущей эпохи и признаны ошибочными, и которые ныне представляются читателю как якобы «обойдённые» или «неучтённые» и т. п.; используются фальсификации, подлоги, произвольная интерпретация источников (см. выше)
* Вымыслы о «20 тысячах русских раненных, брошенных в Москве и сгоревших при её пожаре». В действительности около 20 тысяч раненных в Москве находилось на утро 1 сентября, а вечером и ночью с 1 на 2 сентября бо′льшая часть раненных была срочно эвакуирована по распоряжению М. И. Кутузова; из оставшихся же раненных в госпиталях Москвы погибли далеко не все.
 
Критика советской историографии, посвещённой Бородинскому сражению, несостоятельна.
* Советские историки были военными историками, обладавшими специальными, куда более глубокими познаниями о предмете, чем их современные критики, гражданские историки;
* Советская историография относилась к Бородинскому сражению критически. Она не отрицала ожесточённость и упорство французских атак, проведённых далеко превосходящими силами и обеспечившими французской армии территориальные приобретения;
* Советская историография не отрицала того факта, что в определённый момент оборона левого крыла русской армии была поколеблена.
* Советская историография не отрицала угрозы разгрома русской армии в случае продолжения сражения в условиях прибытия к Наполеону подкреплений
* Советские историки не позволяли себе включать в состав русской армии линейные и иррегулярные войска, а в состав французской — только линейные.
* Советские историки в подсчёте потерь русской и французской армий опирались на все имевшиеся сведения. В частности, именно оценка потерь русской армии 24 — 26 августа в 38.5 тыс. чел., которой придерживался Л. Г. Бескровный, является наиболее верной.
*  Советские историки не принижали роли в Бородинском сражении М. И. Кутузова, в то же время нисколько не занижая оценки действий Наполеона.
В результате картина Бородинского сражения, составленная советскими историками, не содержит в себе противоречий и белых пятен, таких как:
*  Отражение наступления огромных масс французской армии на главном направлении при (согласно французским источникам) полуторакратно меньших потерях французской армии и их боеспособности, равной боеспособности русских войск.
* Необъяснимое, но строго установленное количество захоронений на Бородинском поле при потерях французской армии согласно французским источникам.

В качестве примера фальсификации на низком уровне рассмотрим работу Б. В. Юлина «Бородинская битва», заметив, что Б. Юлин признаёт за русскими моральную победу: автор «ставит» Наполеону в Бородинском сражении выдуманную им цель — уничтожение русской армии огнём тяжёлой артиллерии по аналогии с методичным обстрелом периода позиционных боёв I Мировой войны. Абсурдность домысла заключается в полном игнорировании плана самого Наполеона Бонапарта, предусматривавшего именно манёвренное сражение на большую глубину (см. общее описание и параграф «Цель Наполеона»), и только после боёв за флеши и Семёновское убедившегося, что сражению суждено остаться сугубо позиционным. Даже без учёта плана Наполеона очевидна абсурдность предположения, что Наполеон делал ставку на свою слабейшую сторону — французская армия обладала существенно меньшим парком тяжёлой артиллерии. Также автор проталкивает точку зрения о существенно бо′льших потерях русских войск, ссылаясь, в частности, на «данные Е.Тарле», хотя никаких таковых, естественно, не существует — Тарле пользовался ошибочными данными Михайловского-Данилевского. Положительной стороной данного опуса является признание за русскими стратегического преимущества по результатам битвы.

Поступление в печать значительного количества подобной исторической мукулатуры, не проходящей никакой фильтрации, способствует размыванию великой страницы русской истории в сознании широких масс населения. В то же время наряду с упоминавшимися фальсификаторами, ''падкими на домыслы, льстящими французскому оружию'', и периодически затевающими распри в собственном лагере (http://copy.yandex.net/?fmode=envelope&url=http%3A%2F%2Fwww.borodino.ru%2Fdownload.php%3Ffile_id%3D363%26__CM3__CM3%3Dqg1lcb19j1cj8858hbo77ftr31&lr=213&text=%D0%B0.%D0%B8.%20%D0%BF%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D0%B2%20%201812%20%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B8%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B9&l10n=ru&mime=doc&sign=add3ac5ee3a2c9deee46480dfdfdf5bc&keyno=0), продолжают работать квалифицированные отечественные историки, научная объективность исследований которых не стоит в противоречии с присущим им патриотизмом.

           Источники, литература
* Статья «''Бородинская битва''» в Советской Военной энциклопедии (Т1, с. 567—569)
* http://www.reenactor.ru/ARH/PDF/Lvov.pdf С. В. Львов. Потери русской армии при Бородино 24 — 26 августа
* http://runivers.ru/doc/d2.php?CENTER_ELEMENT_ID=414958&SECTION_ID=7163/ Донесение М. И. Кутузова Александру I о Бородинском сражении

* http://slovari.yandex.ru/art.xml?art=bse/00009/81500.htm/ Бородинское сражение. БСЭ
* http://www.museum/ru/1812/Library/tarle1/part05.html/ Тарле Е. В. «Нашествие Наполеона на Россию»
* ''Кутузов. М. И.'' Сборник документов. Т 4, Ч. 1 — 2. М, Воениздат, 1954—1955.
* Бородино. Документы, письма, воспоминания. Под ред. Л. Г. Бескровного и Г. П. Мещерякова. М., «Советская Россия», 1962.
* ''Бескровный Л. Г.'' Бородинское сражение. М, «Московский рабочий», 1971.
* ''Жилин П. А.'' Гибель наполеоновской армии в России. М., «Наука», 1968.
* 1812 год. К стoпятидесятилетию Отечественной войны. Сб. статей Академии наук СССР и Государственного Бородинского военно — исторического музея. М, Изд-во Акад.наук СССР, 1962
* В. В. Прунцов. Бородинское сражение. М: Воениздат, 1947
* http://www.borodino.ru/ Государственный Бородинский военно-исторический музей — заповедник
* http://www.voskres.ru/army/library/khlestkin.htm/ В. Хлесткин. «Канун Бородина». Военно-исторический очерк

 

 

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz