В многочисленных источниках можно прочесть о том, что  антисемитизм - это негативное отношение к евреям. Между тем, это определение - тавтология.  Тавтологии не оставляют места мышлению, и в отношении еврейского вопроса могут быть выгодны только самим евреям. В действительности антисемитизм - это   в первую очередь  р е а к ц и я.

Само словосочетание "еврейский вопрос" наводит на мысль, что еврейский вопрос действительно серьёзен. В самом деле, почему мы говорим "еврейский вопрос", а не по старинке - "жидовский вопрос"? Затруднительно представить себе, чтобы Суворов или Державин величали жидов "евреями". С каких-то пор, однако, слово "жид" стало считаться дурным тоном среди интеллигенции. Разгадка весьма проста: "интеллигенция" - это продукт воздействия еврейской диаспоры на определённую прослойку общества, отличающуюся, прежде всего, образованностью и либерализмом. Строго говоря интеллигенция вскормлена еврейством. В традиционном русском обществе интеллигенции не было. Никакого собственно умственного природного превосходства у интеллигенции перед не-интеллигенцией нет - напротив, А.Ф. Лосев отмечал, что интеллигентным может быть только человек неаналитического склада ума. Ни Лев Толстой, ни Суворов, ни адмирал Ушаков, ни Циолковский интеллигентными людьми не были. Бах, Бетховен, Гаусс, Гёте - тоже. К этому вопросу мы вернёмся, а ныне обратимся к теме данного раздела.
 
Еврейский вопрос есть проблема взаимоотношения народа и поселившимися в "теле" этого народа евреями.  Самый предварительный обзор положений, касающихся деятельности евреев, позволяет заключить, что  евреями  на все народы и во все времена  производилось разрушительное воздействие.

Разрушительное воздействие носит многоплановый характер и осуществляется всеми социальными слоями евреев, в зависимости от той или иной способности осуществлять данное воздействие. Цель воздействия евреев на общество одна:  низведение коренного народа в положение зависимости от еврейской диаспоры.

В коренных народах, подвергающихся данному разрушительному действию, зарождается и развивается   з а щ и т н а я    р е а к ц и я,  называемая ''антисемитизмом''.

Как зарождается антисемитизм? Предположим, что немец, гражданин Германии,  не антисемит, а только патриот своей родины, знакомится с научной работой, доказывающей мифичность "холокоста". После ознакомления с доводами автора работы, он обращается к противоположной точке зрения, и с недоумением узнаёт, что доводы автора научно не опровергаются, но сам автор уже давно сидит за решёткой за "отрицание холокоста". Этот немец вспоминает 100 миллиардов немецких марок, выплаченных немецким народом "жертвам холокоста".  И он задаёт себе на немецком языке первый вопрос, который по-русски Булгаковым в рассказе "Багровый остров" поставлен так:

"Это как жа, братцы? Ведь это ж  выходит не по-божецки? "

Так у любого мало-мальски мыслящего, патриотично настроенного человека происходит начальная постановка еврейского вопроса. По такой же схеме он происходит у раненного русского солдата, убывшего с передовой в тыл на лечение, и видящего, что тыл буквально  кишит спасающимися от войны чернявыми людьми с характерной внешностью. Как видим, постановка еврейского вопроса происходит  естественным образом.  В этом смысле антисемитизм действительно "зоологичен". Его, с тех пор как он появился,  невозможно искоренить имитацией "разумных доводов". Какие разумные доводы можно предъявить немецким налогоплательщикам  и русским солдатам? 

Существует только одно необходимое условие возникновения антисемитизма - патриотизм. Формирование антисемитизма у изначально нейтрально настроенного по отношению к евреям человека можно рассмотреть на примере Наполеона. Наполеон в начале политической карьеры относился к французским евреям как к полноценным гражданам Франции и первоначально предоставил им равные с этническими французами права. Однако в короткий срок французские крестьяне, особенно в Эльзасе, оказались в кабальной завмсимости от новоиспечённых граждан Франции. У Наполеона при виде такого оборота событий родилась единственно мыслимая для патриота Франции реакция - антисемитизм.

"Евреев нужно рассматривать как нацию, но не как религиозную группу. Они являются нацией в середине нации. Я бы хотел на определённое время лишить их права выдавать займы под заклад, потому что слишком унизительно для французского народа быть обязанным этой низкой нации. Собственность целых деревень грабится евреями,  они восстановили крепостничество; они являются настоящими стаями воров. Нищета, вызываемая евреями, не исходит от одного индивидуального еврея, но является сущностью всего этого народа. Они как гусеницы или саранча, которые поедают Францию.

  Евреи являются нацией, способной к самым ужасным преступлениям. Я хотел сделать из них нацию граждан, но они не годны ни к чему кроме торговли подержанным добром. Я был вынужден провозгласить закон против них за их ростовщичество, и крестьяне Эльзаса передали мне свои благодарности". (Из апрельской сессии Сената 1806 года). 

Итак, патриот-немец утверждается в мысли о чертовщине, вытворяемой евреями с его родиной. Следующий этап заключается в озвучивании этой мысли. Здесь начинается истерия. Почему реакция евреев на упоминание о еврейском вопросе всегда  носит истеричный характер?

Потому что немец при вынесении  на обсуждение истории со  100 млрд. марок, имеет свободу выражения мысли, свободу исторического исследования и оперирует  ф а к т а м и.  Ф а к т ы   указывают на еврейскую чертовщину. И что остаётся делать евреям? Запрещать ставить на обсуждение еврейский вопрос? Такой запрет сам является постановкой еврейского вопроса.

 

 На первый взгляд может показаться, что такая реакция еврейства означает признание ими правды за оппонентами. Но это не так. Дело в том, что большинство людей  неспособны постоянно видеть суть дела и последовательно двигаться к её полному прояснению. Иными словами, большая часть людей не способна постоянно держать сфокусированными остроту ума, внимание и волю. Это доказывается уже тем, что если бы у людей коренных народов постоянно присутствовали упомянутые качества, еврейский вопрос перед человечеством вообще бы не стоял - евреев либо не было бы, либо они локализовались подобно всем народам. Что же касается кратковременных всплесков антисемитизма у представителей коренных народов, евреи борятся с ним с применением истерики, то есть с использованием аргументов ad hominem, в том числе апеллируя к жалости и памяти о холокосте - замечательном изобретении мирового еврейства, идея которого вынашивалась им ещё во время Первой мировой войны. Претворяя  в жизнь свои принципы противодействия антисемитизму, евреи любой ценой, хотя бы явно уходя от существа вопроса, сводят дискуссию с оппонентами к обвинению последних в фашизме. Это явление наблюдается на всех уровнях дискуссии о еврейском вопросе - от телевизионных ток-шоу до реакции еврейских историков холокоста на исследования ревизионистов, отрицающих холокост. В двух странах, наиболее обираемых и развращаемых правящим еврейским кагалом - Германии и России - эта стратегия  в силу двух известных диаметрально противоположных причин даёт наибольший результат.

 

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz